Вариации на скрипичную тему. Памяти В. Ю. Григорьева


  • Рецензент: О. А. Бобрик, кандидат искусствоведения, доцент; И. В. Гребнева, доктор искусствоведения, профессор; Г. А. Моисеев, кандидат искусствоведения; В. П. Чинаев, доктор искусствоведения, профессор
  • Издательство: Научно-издательский центр "Московская консерватория", 2019
  • Тираж: 200 экз.
  • К-во страниц: 172
  • ISBN: 978-5-89598-378-2 (в обл.)

Редактор-составитель: Е. Л. Сафонова, кандидат искусствоведения, доцент

В сборник вошли материалы, воссоздающие многогранный творческий облик заслуженного деятеля искусств РФ, доктора искусствоведения, профессора Академии Владимира Юрьевича Григорьева (1927–1997) — виднейшего российского ученого, скрипача, педагога, автора капитальных трудов по истории и теории скрипичного искусства.

Издание адресовано широкому кругу музыкантов-профессионалов и любителей музыки.

От составителя 5

Список сокращений 10

Слово В. Ю. Григорьева

Избранные статьи

Скрипка как инструмент исполнителя 13

Музыкальный романтизм. Сущность стиля и проблемы интерпретации 20

Исполнительское искусство: состояние, некоторые перспективы 40

Страницы рукописей

Художественное произведение 50

О судьбе опер и симфоний Кароля Липиньского 52

История одной находки 54

Письма В. Ю. Григорьева д-ру Анджею Швальбе 56

Сценарий музыкального телефильма «Рождение скрипки» 59

Беседы и размышления

Волшебный рай детства 64

О музыке и музыкантах 74

Монолог последних дней 84

Стихотворения

Мальчонкой в лес 85

Иней, первый иней 85

Как часто случайно 86

Мой мир — в кольце сплетенных рук 86

Последние листы 86

Осень плачет о лете 87

Взорвал бы надолбы прозы 87

Как сложно отойти от дня 87

Кутались в клавиши белые руки 88

Я заблудился в собственной душе 88

Голоса друзей, коллег, учеников

Дэвиль Арутюнов. Человек воистину разностороннего дарования 91

Леонид Булатов. Открытость миру и солнечный оптимизм 93

Ирина Буткевич (Григорьева). Годы, преобразившие мой внутренний мир 95

Александр Винницкий. Владимир Юрьевич Григорьев (штрихи к портрету) 97

Гжегож Вишневский. Российский исследователь Липиньского и Венявского 99

Валерий Ворона. У истоков судьбы 101

Алексей Гвоздев. Воспоминания об Учителе 103

Александр Глазунов. Осмысление его деятельности еще впереди 107

Елена Долинская. Уникальная одаренность и безграничная щедрость души 112

Виктор Козодов. Воспоминания музыканта из ансамбля «Концертино» (фрагмент) 114

Дмитрий Колбин. Памяти большого ученого и большого друга 115

Сергей Кравченко. Необычайно влюбленный в скрипку 118

Георгий Крауклис. Незабываемые встречи 119

Борис Кутузов. Жажда жизни и работы 122

Игорь Ойстрах. Слово о друге моей юности 124

Елена Сафонова. За горизонтом реальности 125

Павел Седов, Виктор Седов. Таким он остался в памяти 128

Марина Скребкова-Филатова. О моем друге Владимире Юрьевиче Григорьеве 132

Мстислав Смирнов. О Владимире Юрьевиче Григорьеве 135

Юрий Усов. Идеи В. Ю. Григорьева — достояние музыканта любой специальности 138

Максим Федотов. Пример истинного служения нашей профессии 140

Сергей Черепов. Он был моим духовным отцом и наставником 142

Владимир Чинаев. Личность ренессансного типа 146

Антонина Яковлева. Заповеди Григорьева 150

Александр Якупов. Космос откровения, кладезь радости и познания 153

Александр Якупов, Марк Берлянчик. Музыкант, ученый, педагог 155

 

Список публикаций В. Ю. Григорьева 158

Научное руководство и консультирование диссертаций 165

«Григорьевские чтения» 1998–2019: темы конференций, научные сборники 167

Публикации о В. Ю. Григорьеве 169

Сведения об авторах 170

Предлагаемый читателю сборник посвящен памяти Владимира Юрьевича Григорьева (12 ноября 1927 года — 15 апреля 1997 года) — профессора Академии, доктора искусствоведения, заслуженного деятеля искусств России, члена Союза композиторов СССР (России), крупнейшего отечественного историка и теоретика скрипичного исполнительства, автора фундаментальных исследований. Заслуги Григорьева были признаны не только на родине, но и за ее пределами: он был удостоен медали «За доблестный труд» (1970), нагрудного знака Польской народной республики «За заслуги перед польской культурой» (1979), медали, посвященной 25-летию со дня основания Университета дружбы народов Патриса Лумумбы (1989), звания действительного члена Международной академии информатизации (1993).

Личность В. Ю. Григорьева — истинного наставника и искреннего друга окружавших его людей — поразительно многогранна. Вероятно, нет такой области творчества, сферы деятельности, в которой он не чувствовал бы себя художником. Звуки, краски, слова, камень, дерево и металл он превращал в произведения искусства. Владимир Юрьевич имел первый разряд по шахматам, увлекался театром, астрономией, минералогией; его замечательные стихи привлекали глубиной философской мысли и богатством образных ассоциаций. В его доме каждый предмет, созданный собственными руками, говорил, пел и дышал неповторимо и удивительно…

В. Ю. Григорьев родился в Москве, в семье выдающегося ученого-библиотековеда Юрия Владимировича Григорьева (1899–1973) — потомка русского поэта Аполлона Александровича Григорьева (1822–1864). Игре на скрипке Владимир Юрьевич вначале обучался в педагогических заведениях Гнесиных: в детстве — у П. Е. Найды (музыкальная школа, 1939–1944), затем у Е. Ф. Гнесиной-­Витачек (училище, 1944–1948; институт, 1948–1950). Завершив высшее образование в Академии в скрипичном классе профессора Я. И. Рабиновича (1954), совершенствовался там же в научной аспирантуре у доктора искусствоведения, профессора Л. С. Гинзбурга (год окончания — 1957). С тех пор вся дальнейшая профессиональная судьба Григорьева связана с dasduo1.

Проработав с 1958 по 1961 года заведующим лабораторией звукозаписи, он приступил к преподаванию на кафедре истории и теории исполнительского искусства: читал лекции по истории и теории смычкового исполнительства, методике обучения игре на скрипке и альте, руководил педагогической практикой струнного отделения оркестрового факультета. Необходимо отметить, что Григорьев был не только замечательным методистом, но и сам преподавал: в 1960–1973 — в Центральной музыкальной школе, в 1961–1965 — в dasduo на кафедре Д. М. Цыганова (вел специальный скрипичный класс).

Параллельно развивалась научная карьера Григорьева. Уже в молодости Владимир Юрьевич заявил о себе как музыковед-исследователь, с 1958 года регулярно выступая с докладами на российских и зарубежных научных форумах (Бельгия, Польша, Германия, Финляндия и т. д.). В 1967 году защитил кандидатскую диссертацию («Кароль Липиньский: Жизнь и творчество») и получил ученое звание доцента; в 1981-м — докторскую («История польского скрипичного искусства XIX века»), а в 1986-м удостоен звания профессора2. Его приглашали с лекциями во многие города СССР (Свердловск / Екатеринбург, Саратов, Алма-Ату, Киев, Львов, Ереван, Тбилиси, Вильнюс). В 1990 году в рамках международной культурной миссии «Истоки» и при содействии благотворительного общества «Личность» им была проведена серия мастер-классов и лекций в Турции, Греции, Франции, Египте, Италии, Израиле, на Мальте и Кипре, в 1994-м — в США. В 1992–1994 годах он преподавал на международных летних курсах Академии. Как научный консультант Григорьев принимал участие в создании кинофильмов, посвященных различным музыкальным событиям. Он состоял также экспертом Государственной коллекции уникальных музыкальных инструментов. Отметим и широкую научно-популяризаторскую деятельность Григорьева: он неоднократно принимал участие в радио- и телеэфирах3.

В течение многих лет Владимир Юрьевич руководил научной работой аспирантов и докторантов — под его руководством успешно защитили диссертации многие российские и зарубежные соискатели4. Был членом диссертационных советов Академии и Казанского государственного педагогического института В. И. Ленина5, одним из самых востребованных и авторитетных оппонентов на защитах. Целенаправленно занимаясь воспитанием новых поколений музыкантов / музыковедов (еще с 1960-х годов6), Григорьев создал свою научную школу.

Исключительно продуктивной была публикационная деятельность В. Ю. Григорьева, начавшаяся в 1956 году7. Монографии, статьи, учебные пособия, рецензии, аннотации — во всех этих жанрах он проявил себя как профессионал высшего уровня, глубокий аналитик, тонкий мыслитель и подлинный мастер слова. Фундаментальные труды Григорьева посвящены жизни и творчеству легендарных композиторов и скрипачей XVIII–XX веков (А. Вивальди, Н. Паганини, К. Липиньскому, Г. Венявскому8, Л. Ауэру, Я. Хейфецу9), проблемам исполнительства (во всех его аспектах), педагогики, философии творчества и музыкального стиля. Его публикации о современниках и соотечественниках (Д. Ф. Ойстрахе, Л. Б. Когане, А. И. Ямпольском, Ю. И. Янкелевиче, Я. И. Рабиновиче, И. С. Безродном) существенно обогатили летопись российского музыкального искусства XX века.

Владимир Юрьевич — соавтор первого отечественного учебника по истории скрипичного искусства (вместе с Л. С. Гинзбургом10), изданий популярно-справочного характера11; автор многочисленных статей в фундаментальных лексикографических справочниках (например, в шеститомной «Музыкальной энциклопедии»), составитель сборников из серии «Музыкальное исполнительство» и научных трудов кафедры истории и теории исполнительского искусства dasduo. Под его редакцией и с его предисловиями изданы методические работы крупнейших отечественных педагогов12.

Во многом благодаря Григорьеву история скрипичного искусства стала значимой и самостоятельной отраслью музыкальной науки, в фокусе которой оказались основные этапы и закономерности формирования инструментальной культуры, ее специфические черты, генеалогия, контекстные связи, особенности создания национальных школ и репертуара. Особое внимание Владимир Юрьевич уделял теоретическому аспекту — содержанию, закономерностям и принципам исполнительства и педагогики, предлагая свои формулировки специальных понятий («исполнительское творчество», «авторский образ», «исполнительский образ», «исполнительское время», «подтекст», «надтекст», «контекст создания», «контекст исполнения» и др.).

Изучая музыкально-исполнительское творчество на разных уровнях, Григорьев доказывал, что «субъективное переживание времени (под которым мы понимаем время звучания произведения) опосредовано как объективными качествами слуха и слуховых представлений (не зависимыми от желаний и настроений музыканта), так и субъективными особенностями исполнителя (переживанием содержания музыкального произведения, своих откликов на него, а также переживанием своего состояния во время подготовки сочинения к исполнению на эстраде)»13. Согласно его гипотезе, исполнители экстра-класса интуитивно пользуются механизмом субъективного времени, что позволяет им максимально раскрыть свои возможности. Глубинная взаимосвязь вопросов музыкального времени и исполнительской формы сочинения способствует также изучению проблемы единства и различия в построении художественных образов композитором и исполнителем14.

Стремление Владимира Юрьевича к познанию тайн скрипичного мастерства, постижению феномена инструментального исполнительства убедительно воплотилось в его монографии «Никколо Паганини: жизнь и творчество» (М., 1987). Здесь сделана попытка раскрыть с современных позиций психофизиологии человека «секрет», долгие годы занимавший многих исследователей. Как считал Григорьев, величие Паганини обусловливалось не только его гениальной одаренностью и титаническим трудом, но и особой способностью проникать в глубины человеческой психики, «резервы сознания». Именно это позволило ему открыть «механизмы», связанные с эффектом «двойного времени», выявлением «сжатых кодов» произведения (в целом — решением проблем исполнительского времени). Паганини-артист предстает перед читателем книги не только как скрипач, но и как режиссер зала, владеющий магическим искусством воздействия на слушателя. Анализируя композиторское творчество великого скрипача, Григорьев акцентировал внимание на его 24 каприсах, благодаря которым произошел переворот в области скрипичной выразительности и музыкального языка. Григорьев раскрыл реформаторское значение этого цикла, где Паганини, во многом опираясь на технические «формулы» Локателли, трансформировал общие формы движения (пассажи, фигурации и т. п.) в определенные, яркие и выразительные художественные музыкальные смыслы.

По убеждению В. Ю. Григорьева, ключевой задачей исследования мирового скрипичного искусства является воссоздание его целостной картины. В связи с этим Владимир Юрьевич стремился по возможности заполнить все пробелы, касающиеся истории создания музыкальных произведений, их стилевых и интерпретационных аспектов. Это стимулировало его собственную поисковую активность, помогало в выборе диссертационных тем для соискателей, научным руководителем которых он являлся. Завершенная диссертация была для него своеобразным показателем изучен­ности явления — показателем важным, но не итоговым.

Как исследователь и теоретик искусства Владимир Юрьевич вышел за рамки чисто скрипичных интересов, воспринимая их в широчайшем контексте как художественной культуры в целом, так и отношений человека с окружающим миром, его многосторонних связей с действительностью. Уникальность научного опыта Григорьева состояла в том, что он синтезировал в своей деятельности исследовательскую и педагогическую составляющие. Его педагогику можно рассматривать в нескольких ракурсах:

1) научном (поскольку в своих трудах он обращался к педагогике как к науке);

2) практическом (поскольку он преподавал, читал лекции, руководил работой аспирантов и диссертантов);

3) духовном, обусловленном исключительными особенностями его мышления и миропонимания (одна из его любимых фраз: «Человек должен нести красоту в мир, в свой дом»).

Владимир Юрьевич придавал огромное значение педагогическому мастерству, подчеркивая, что педагог многому учится у ученика (систему взаимообучения он особенно отмечал у Д. Ф. Ойстраха). Важнейшим фактором, обуславливающим продолжение и развитие традиций в искусстве, является, с его точки зрения, деятельность педагогов, выдвигающих новые идеи в области преподавания15. Сам он был именно таким педагогом-новатором, совершенствовавшим теорию скрипичной культуры. Всегда тонко учитывая индивидуальные свойства личности ученика, Григорьев опирался на психологию, постоянно используя такие приемы, как поощрение, повышение самооценки. Разъясняя сущность поставленных задач, проводил самые смелые аналогии. В своих трудах он рекомендовал специальные психологические приемы для воспитания музыканта, среди которых один из наиболее сильных и результативных — «замещение представления в сознании или контрастная замена представления»16.

* * *

Несколько слов о структуре предлагаемого сборника. Его первая часть («Слово В. Ю. Григорьева») содержит как изданные ранее труды, так и впервые публикуемые материалы. В разделе «Избранные статьи» представлены работы, в которых затронуты важнейшие проблемы, связанные с природой и выразительными возможностями инструмента, музыкальными стилями, перспективами развития исполнительского искусства. Разнообразен по тематике раздел «Страницы рукописей». В очерке о феномене художественного произведения обобщены и сконцентрированы мысли Владимира Юрьевича, касающиеся сущности отношений человека и музыки. Подборка материалов, объединенных заголовком «О судьбе опер и симфоний Липиньского», включает небольшой рассказ «История одной находки», с легким юмористическим оттенком повествующий о приключениях, связанных с поиском партитуры оперы Кароля Липиньского «Kłotnia przez zakład» (Спор на пари) в Львовском оперном театре, а также письма директору Поморской филармонии в Быдгоще Анджею Швальбе. Далее представлен телесценарий Григорьева, посвященный теме рождения скрипки и раскрытию «нераскрываемого секрета» скрипичных мастеров. Приводя ряд ценных сведений об инструменте, автор не стремится сделать тайну мастерства очевидной. Главная идея текста — значимость сохранения и развития традиции в любой области творчества.

Материал, озаглавленный «Беседы и размышления», содержит записи диалогов Владимира Юрьевича с составителем этого сборника (1991), а также краткий монолог, записанный Ириной Дмитриевной Буткевич, спутницей последних лет жизни Владимира Юрьевича. Эти тексты хранят память умудренного жизненным опытом человека о детстве и юности, об истоках, о знаковых встречах с замечательными людьми, раскрывают его мысли о музыке, композиторах и о многом другом. Раздел «Стихотворения» включает несколько поэтических откровений Владимира Юрьевича17. Они относятся к периоду с июля по октябрь 1989 года. Стихотворные опусы Григорьева — дневник его жизни, сокровищница дум, зеркало души, палитра тончайших граней личности. Немногие знали его таким, каким он предстает в этих строках.

Вторую часть сборника — «Голоса друзей, коллег, учеников» — составили двадцать шесть мемуарных текстов, большая часть которых написана специально для настоящего издания. Они создавались в разные годы. Определяющую роль в этом сыграла И. Д. Буткевич, поставившая перед собой задачу сохранения наследия В. Ю. Григорьева. Воспоминаниями о Владимире Юрьевиче поделились скрипачи, пианисты, дирижеры, музыковеды, музыкально-общественные деятели, историки, журналисты не только из России, но и из других стран.

В Приложениях собраны справочные материалы — списки публикаций, фильмов, в создании которых он принимал участие, а также кандидатских и докторских диссертаций, написанных и защищенных под его научным руководством. Особого внимания заслуживают программы «Григорьевских чтений» — ежегодных научных конференций памяти Владимира Юрьевича. Они проводятся с 1998 года по инициативе И. Д. Буткевич под эгидой Казанского музыкального общества. В различных учреждениях и организациях Москвы (Дом композиторов, Государственный центр современного искусства, Музей Н. Г. Рубинштейна, Музей С. Т. Коненкова, Библиотека искусств А. П. Боголюбова, Центральной музыкальной школе и др.) выступают с докладами музыковеды, философы, физики, математики, поэты, художники, психологи18. По сложившейся традиции конференции открываются исполнением скрипичных произведений. В соответствии с пожеланием выдающегося композитора современности Сергея Слонимского музыкальным эпиграфом «Григорьевских чтений» стали две его пьесы — Ноктюрн и Концертный вальс для скрипки и фортепиано19.

Настоящий сборник является первой попыткой воссоздать творческий облик Владимира Юрьевича Григорьева. Признавая, что отражение его личности во всей полноте и уникальности неосуществимо, остается верить: дело Мастера живет и развивается, многовековая летопись скрипичного искусства продолжается благодаря его ученикам и единомышленникам.


1 В разные годы В. Ю. Григорьев работал также в ГИТИСе, в Институте философии Академии наук СССР, в Университете дружбы народов Патриса Лумумбы, в Донецкой и Магнитогорской консерваториях (будучи одним из тех, кто стоял у истоков этих вузов, он активно участвовал в развитии их научной деятельности; подробнее об этом см.: Глазунов А. Осмысление его деятельности еще впереди. С. 107–111 наст. сборника).

2 Сведения приводятся по материалам личного дела В. Ю. Григорьева (Архив dasduo. Ф. 1. Оп. 23. Ед. хр. 5158).

3 С разными сторонами его деятельности можно познакомиться на мемориальном сайте «Григорьев Владимир Юрьевич», где выложены видеоролики его интервью, творческих встреч и др. URL: http://vladimirgrigorev.ru; дата обращения: 09.04.2019.

4 Сведения о работах диссертантов см. на с. 165–166 наст. сборника.

5 Ныне Московский педагогический государственный университет (МПГУ).

6 В те годы он руководил Научно-студенческим обществом (НСО) оркестрового факультета.

7 См.: Григорьев В. Ю. Нелли Школьникова. Из концертных залов // Советская музыка. 1956. № 2. С. 108.

8 В 1986 году Григорьеву была вручена памятная «Медаль Генрика Венявского» за изданную на польском языке монографию о нем (см.: Grigoriew W. Henryk Wieniawski: Źycie i twórczość / Tłum. I. Winiarska. Warszawa; Poznań, 1986).

9 В последние годы жизни В. Ю. Григорьев работал над романом о Хейфеце, который не успел завершить. Пьеса в двух действиях «Коробка императора» о гениальном скрипаче (в соавторстве с Ириной Марголиной) опубликована в книге: Марголина И. Случайное солнце. М., 1997. С. 84–120. Три года назад по имеющимся материалам была издана книга: Григорьев В. Ю. Император скрипки: Повесть о жизни Яши Хейфеца в России / сост. И. Д. Буткевич. М., 2016.

10 См.: Гинзбург Л. С., Григорьев В. Ю. История скрипичного искусства. Вып. 1. М., 1990. В период написания и издания учебника Л. С. Гинзбурга (1907–1981) уже не было в живых. В. Ю. Григорьев включил его тексты в разделы книги. До этого он завершил его же монографию о Вьётане, написав к ней предисловие (см.: Григорьев В. Ю. Предисловие // Гинзбург Л. С. Анри Вьётан. М., 1983. С. 3–4).

11 См., например: Алексеева Л., Григорьев В. Страницы зарубежной музыки XIX века. М., 1983. 112 с. Также в серии «Ежегодник памятных музыкальных дат и событий» (издательство «Музыка») опубликованы статьи В. Ю. Григорьева, посвященные Ж. М. Леклеру, Дж. Б. Виотти, П. Роде, Д. М. Цыганову, А. К. Габриэляну. Издано множество аннотаций к грампластинкам и филармоническим концертам.

12 См., например: Ямпольский А. И. К вопросам развития скрипичной техники: Штрихи / предисл. и ред. В. Ю. Григорьева // Проблемы музыкальной педагогики / отв. ред. М. А. Смирнов. М., 1981. С. 11–30.

13 Григорьев В. Ю. Вопросы исполнительской формы и пути ее реализации // Музыкальное исполнительство и современность. Вып. 1 / сост. М. А. Смирнов. М., 1988. С. 78.

14 См.: Григорьев В. Ю. О роли времени в исполнительском творческом процессе // Вопросы исполнительского искусства / отв. ред. М. А. Смирнов. М., 1981. С. 3–14.

15 См.: Григорьев В. Ю. О взаимоотношении традиций и новаторства в скрипичной школе Академии // Современные проблемы музыкально-исполнительского искусства / отв. ред. М. А. Овчинников. М., 1988. С. 3–14.

16 Григорьев В. Ю. О некоторых психологических аспектах работы педагога-музыканта // Вопросы музыкальной педагогики. Вып. 8 / сост. С. П. Понятовский. М., 1987. С. 51.

17 Сборник стихотворений В. Ю. Григорьева предполагается издать отдельной книгой.

18 По материалам конференций издательство Казанского гуманитарного университета публикует сборники (составители: М. С. Скребкова-Филатова, В. Е. Еремеев, И. Д. Григорьева (Буткевич), А. М. Валуев, Е. Б. Витель).

19 Пьесы опубликованы в 1998 году петербургским издательством «Композитор».

Автор(ы)


Александр Якупов

Заслуженный деятель искусств России (1993).

Елена Долинская

Заслуженный деятель искусств РФ

Антонина Яковлева

Заслуженный деятель искусств РФ

Георгий Крауклис

Заслуженный деятель искусств России

Марина Филатова (Скребкова-Филатова)

Заслуженный деятель искусств РФ

Ссылки